Нижняя граница почвы

      2014-09-20T11:32:14+00:00 Сад огород

Нижняя граница почвыВысоцкий писал, что если нижним пределом почвы считать глубину проникновения корней, то она «для разных растений бывает весьма различной: лишайники, мхи, кратковременные эфемеры, многолетние травы и, наконец, леса обладают очень различными системами отпочвенного питания».

Продолжая эту мысль, можно добавить, что у луговых растений, как известно, корни в среднем доходят примерно до той глубины почвы, на которую указывал Костычев. Среди них такой глубины в Подмосковье достигают корни люцерны. В то же время в более сухих условиях корни люцерны доходят до 2 ж, а в пустыне — до 20 м. Корни у верблюжьей колючки в районе Саратова имеют длину всего лишь 20 см, в районе Ташкента они уходят глубже 2 м, в пустые — до 20 м. Вместе с тем ни черноземы или каштановые почвы вблизи Саратова, ни сероземы пустыни не имеют такой мощности. Как видим, эта точка зрения не может быть принятой, так как никто до сего времени не показал, что единичные корни, уходящие на большую глубину за водой или следуя по глубокой трещине а породе, продолжают участвовать в создании почвы. Тем не менее рассматриваемая точка зрения разделялась в прошлом и разделяется в-настоящее время некоторыми исследователями.

Более конкретное представление о нижней границе стало складываться тогда, когда возникло новое представление о черноземе. Земятченский выделил в этом горизонте верхнюю «журавчиковую» часть {скопления карбонатов) и нижний «гипсовый» горизонт. При исследовании подзолистых почв он и «переходный» горизонт относит к почве.

Правильное представление о «подпочве» у чернозема было дано Богословским при исследовании почв лесостепи. Описывая почвенный профиль чернозема, развитого на некарбонатной морене, он наблюдал на определенной глубине карбонатный горизонт, который мог образоваться только в результате почвообразования. На лёссовой карбонатной породе этот горизонт очень обогащен карбонатами. Эти явления автор связывал с выветриванием и почвообразованием, в которых, участвуют и микроорганизмы, а образование почвенное, и автор называет его «корой выветривания». К. Д. Глинка, вполне соглашаясь с таким названием, добавляет, что в лесной полосе кора выветривания может быть названа «подзолистой». С этого момента значение терминов «почва» и «кора выветривания» становится на некоторое время как бы равнозначным.

Почти одновременно с работами Богословского вышла статья Высоцкого по Велико-Анадолю, в которой он ввел в науку понятие «иллювий». Материал статьи подтвердил, что горизонт, обозначенный буквой С, следует рассматривать не как породу, а как иллювиальный карбонатный горизонт почвы. Автор считал, что его следует изучать в системе коры выветривания и называть ее «элювиально-иллювиальной».

Так расширилось обоснованное наблюдениями понимание объема почвы. У В. В. Докучаева в это время также укрепилось другое представление о нижней границе. Присутствуя на докладе Богословского* который говорил о том, что почвообразование заходит значительно глубже, чем думало большинство исследователей того времени, пишет Отоцкий, В. В. Докучаев при выступлении сказал, что он «с большим сочувствием и удовлетворением присоединяется к основным взглядам выслушанного доклада», и далее отметил, что всегда придерживался таких же взглядов, «а в настоящее время идет дальше и предлагает отобрать у геологов все поверхностные образования даже до глубины 100 и более футов (3 м и более) и передать их в ведение почвоведов».

Но когда были сделаны предложения отнести к почвам всю кору выветривания, Докучаев категорически высказался за сохранение введенного им определения понятия «почва». «Тем не менее и после этого некоторыми учеными «почва» Докучаева стала отождествляться с корой выветривания, а процессы почвообразования — с явлением выветривания», — писал Ярилов.

Глинка, высказавшись о близости понятия «почва» и «кора выветривания», пришел затем к выводу, что под понятием «почва» следует иметь в виду «весь профиль коры выветривания в целом». Так появилась еще одна точка зрения на нижнюю границу почвы, согласно которой она проходит там, где заканчивается кора выветривания.

Против такого толкования границ почвы высказался Шанцер. Он писал: «То обстоятельство, что нижняя граница некоторых типов почв (особенно тропических) не поддается четкой отбивке в связи с постепенностью ее перехода в подстилающие элювиальные образования, не может служить аргументом в пользу подобного мнения... почва — это самый верхний горизонт коры выветривания, закономерно связанный со всем профилем, но и существенно отличающийся от его более глубоких частей».

С приведенной аргументацией Шанцера нельзя не согласиться, так как хорошо известно, что кора выветривания на древних поверхностях, сложенных коренными породами, достигает нескольких десятков метров. Однако даже на основании глубины проникновения единичных корней трудно допустить, что современная почва доходит до такой глубины. Кора выветривания коренных пород Русской равнины (где проведена наша работа) представлена маломощным слоем элювия.

Слой этот в редких случаях превышает 3 м и по нашим наблюдениям полностью захвачен почвообразованием, другими словами, почва в этих случаях действительно совпала с корой выветривания. Но на древней поверхности Уфимского плато известняки подверглись значительной метаморфизации и у поверхности в процессе выветривания дали плотные глины мощностью до 4 м. Однако едва ли правильно отождествлять такую измененную толщу с современной почвой, а также проводить границу ее там, где по глубоким трещинам коренной породы вмывалась сверху миллионы лет глина.






Оставьте свой отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.

© 2007-2015 Строим Дом.ru Все права защищены и охраняются законом.
Пользовательское соглашение